«Страна и люди» интервью с А.В.мурычевым

«Страна и люди» интервью с А.В.мурычевым

Современное состояние России характеризуется как положительными изменениями, так и наличием острых проблем.

Проблемы и достижения в политической, экономической и социальных сферах жизни общества, тенденции развития экономики и банковского сектора России обсудили главный редактор журнала «Банковское дело» В. Ф. НЕСТЕРЕНКО и исполнительный вице-президент РСПП А. В. МУРЫЧЕВ.

В.Н. – Хотелось бы поговорить о процессах, которые сегодня происходят в России. Если в 1990-х наш народ был разобщен, растерян и даже в какой-то мере сломлен, то в последние годы он все чаще заявляет о себе, заставляет с собой считаться.

Особенно ярко это проявилось в требовании проводить прозрачные и честные выборы, когда на улицы неоднократно выходили десятки тысяч человек. Судя по всему, ни руководство страны, ни оппозиция не ожидали такого развития событий и не были готовы к этому. Сейчас власти пытаются убедить себя и народ, что протестующие выражают только свои интересы, что это якобы заявляет о себе некий креативный класс. А попытавшаяся включиться в процесс оппозиция не смогла сделать конструктивных предложений и окончательно себя дискредитировала – многие ее члены имеют изрядно подмоченную репутацию. Им просто не поверили. Считаете ли вы, что мы наблюдаем процесс возрождения национального самосознания, или это надо расценивать как «выпуск пара» или действительно как появление некоего креативного класса?

А. М. – Становление современного гражданского общества в нашей стране нужно рассматривать в ретроспективе. Нельзя сказать, что в советский период у нас не было гражданского общества, однако оно базировалось на другом фундаменте, нежели сегодня – на однопартийной системе, идеологии, которая формировала самосознание граждан, единых представлениях народа о будущем страны. В целом гражданское общество было сплоченным, хотя большая его часть не понимала, что демократические принципы реализуются в стране не в полной мере, что о своих политических взглядах можно говорить открыто.

В 60-е годы, когда наступила послевоенная стабильность, развивалась экономика, были позитивные изменения в политике, общественной жизни, люди получили возможность высказываться. Неслучайно 60-е годы можно назвать поэтическим временем. Гражданское общество выплескивало свои чувства любви к стране, гордости ею, преданности. Это был период, скажем так, романтических настроений, когда ушло в прошлое время жесткой политической диктатуры, началась некая оттепель, позволившая вынести настроения, царившие на кухне, на улицы. Безусловно, для этого времени также характерны либеральные настроения, диссидентство и инакомыслие, но, повторю, в основном гражданское общество было сплоченным.

После 1990-х мы вошли в новую экономику, непонятную большинству населения, характеризующуюся резким расслоением в обществе. Но все же превалировало настроение построить истинно демократическое общество, цивилизованный рынок с изобилием товаров, доступных всем.

Осуществилось ли это к настоящему времени? Нет – чудес не бывает. Одной демократии, свободы мало. Нужны последовательные действия для создания новой рыночной экономики, основанной, безусловно, на той, которая имелась раньше: ТЭКе, машино- и авиастроении, судостроении, ракетно-космической отрасли, ВПК, ядерной энергетике и др. Мы имели эти развитые отрасли, но не имели рынка товаров народного потребления. Товары появились с открытием границ. Однако не у всех людей оказались деньги для их приобретения. Появилась также возможность ездить за границу на учебу, лечение, отдых, но на все это нужны деньги.

Расслоение общества способствовало тому, что стало формироваться убеждение – без активной позиции граждан не может быть сформировано гражданское общество, которое имело бы главную цель – сбалансировать интересы различных социальных групп, ограничивать с использованием инструментов демократии власть, чтобы ее действия не шли во вред развитию свободного демократического общества.

Значительно выросло и число партий. Сегодня кроме парламентских партий, играющих главную роль в формировании гражданского общества, имеем так называемую внесистемную оппозицию. Она выводит людей на улицы. Так было во время проведения избирательной кампании в Государственную Думу, президентских выборов.

Полагаю, это хорошо. На улицы выходит образованная, думающая, состоявшаяся в жизни часть населения. Они с чем-то не согласны, возможно, испытали определенные трудности и не смогли их преодолеть без помощи государства. Это движение в правильном направлении. Но на все надо посмотреть и с другой стороны – развития страны. Если сравнивать ситуацию 90-х годов и нынешнюю, то видна огромная разница. Требовать всего и сразу – такая категоричность уже приводила к печальным событиям. Бескомпромиссность, обвинение во всем власти – это не цивилизованный, не перспективный путь. Он не отвечает самому главному: без создания и качественной работы институтов гражданского общества, взаимодействия с властью, без законов, обеспечивающих права и интересы граждан, ничего не получится. И всегда в глазах людей виновата будет власть.

От гражданского общества очень много зависит, его ответственность возрастает. Общественные организации – основа формирования гражданского общества. И хотя нам пока многое не нравится, подчеркну, нужно видеть качественные изменения, происходящие в стране. Во главе с Путиным страна поднялась, развивается. Сегодня у нас бюджет, госресурсы и резервы в десятки раз больше, если сравнить с ситуацией середины 1990-х. Конечно, сейчас происходит снижение темпов экономического роста – глобальные проблемы не могли не отразиться на нашей экономике. Есть и характерные только для нашей страны проблемы, например, слабая диверсификация экономики, отсутствие структурных изменений, зависимость от импорта сырья. Мы критикуем за это власть, и это надо исправлять. Однако следует понимать, что в рыночной экономике и дальше может быть как рост, так и падение. Россия здесь не исключение. Она уже сильно интегрирована в международное экономическое пространство.

В. Н. – Вернусь к вопросу самосознания граждан. Мы наконец стали понимать, что наши ценности во многом другие, нежели, скажем, у населения Европы. Наше общество в подавляющем большинстве, например, против однополых браков, усыновления однополыми семьями детей и т. п. Мы по-разному смотрим на происходящие в мире события.

Наш народ менее доверчив. Например, для большинства американцев СМИ – этакая священная корова, а мы как в советское время, так и сейчас больше доверяем слухам и делам, нежели словам. Наш народ все больше начинает понимать свое место в мире, свои достоинства и недостатки, все активнее сопротивляется навязываемому извне образу жизни и начинает вновь отгораживаться от морально-нравственной агрессии Запада. Не может ли этот процесс зайти слишком далеко?

А. М. – Этого не может произойти, пока существует Интернет – сегодня легко можно получить любую информацию. Ведь, например, деловые люди почти не читают теперь газет – конкретные, интересующие их сведения они получают из Сети. А подрастающее поколение перестало играть в «классики», «скакалки» и прочее, чем занималась детвора 60-х, 70-х, 80-х годов, и погрузилась в Интернет и гаджеты.

В. Н. – Это действительно так, но я имею в виду неприятие обществом навязываемых извне иных взглядов на мораль и образ жизни, что может повлечь за собой даже некую враждебность по отношению к ним.

А. М.  Надо сказать, не все страны имеют в этих вопросах одинаковые взгляды. Наше общество, в подавляющем большинстве, отрицательно относится к однополым бракам, таково же мнение и власти. При этом у нас нет запрета на такие гражданские союзы, хотя нет и их юридического оформления. Наше общество в основном здоровое, с высокой планкой образованности. Уверен, что здоровье общества еще проявится в исправлении социального, материального неравенства, когда мы поднимем экономику, качество жизни. Здоровая основа будет преобладать над всем остальным. Эту нравственную основу, стержень надо укреплять и всемерно поддерживать.

Влияние на общество оказывают очень разные политические силы: единороссы, коммунисты, либералы. При этом важно, что все они исходят из того, что нужно укреплять многонациональное, многоконфессиональное государство с его тысячелетней историей. Еще раз подчеркну: это свидетельство здоровья общества. При всем при этом есть, как мы знаем, и разного рода радикальные течения, но, к счастью, никакого влияния в настоящее время на ход событий они не оказывают.

В. Н. – Однако людей непримиримо разделяет социальное неравенство, которое возникло вследствие приватизации. Приватизация – одно из самых больных событий современной России. И как власти ни пытаются отгородиться от решения этой проблемы, со временем она становится только острее. Данные соцопросов показывают, что у нас 80% россиян считают приватизацию нелегитимной и выступают за пересмотр ее результатов, а около 90% уверены, что приватизация проводилась нечестно.

Взрыватель этой мины может сработать в любой момент. Но меня удивляет другое: многие, в том числе В. В. Путин, говорили, что среди иностранных советников А. Чубайса (около 60 человек) в бытность его председателем комитета по управлению госимуществом были сотрудники ЦРУ, и они в значительной степени определяли, кому что достанется.

Возникает закономерный вопрос, а за какие заслуги и перед кем, образно говоря, Иванову, Петрову и Сидорову достались лакомые куски российской экономики. Нашим компетентным органам, возможно, следует уделить этому должное внимание? Признаки наличия в стране так называемой 5-й колоны и компрадорско-олигархического строя – на поверхности.

А. М. – Полагаю, компетентные органы знают, кто и как наживал имущество, активы. Мы ведь говорим о периоде 90-х годов. Надо учитывать политические условия и правила игры того времени. Результаты политической борьбы обусловили получение дивидендов людьми, стоявшими близко к власти и участвовавшими в избирательной кампании президента. Можно понять настроение народа, озабоченность сохраняется. В ходе последней президентской кампании вносились предложения легитимизировать приобретенные в 90-е гг. активы. Предлагалось, например, заплатить налог с учетом определенного коэффициента. Но пока предложения не прошли. При этом бизнес готов на любые сделки с властью, чтобы работать уверенно, но для этого нужны политические решения. Из-за неуверенности капитал утекает из страны в офшоры, сворачивается малый бизнес. В целом, чтобы создать уверенность в завтрашнем дне, бизнесу нужны: прогнозируемость налоговой политики, существенное снижение административных нагрузок, защита от так называемого крышевания, улучшение качества работы институтов судов, их независимость.

В. Н. –Аналитики Goldman Sachs в 2014 г. предрекают российскому банковскому сектору очередной кризис. Среди причин:

- бум потребительского кредитования в РФ и, как следствие, ухудшение качества активов;

- ужесточение денежно-кредитной политики в мире;

- ужесточение монетарного регулирования (отмена с 1 февраля 2014 г. большого числа инструментов предоставления ликвидности).

Обвалились 13 ноября без видимых причин акции Мечела на 47%, а 15 ноября на 42% упали глобальные депозитарные расписки банка «ТКС» из-за появления в прессе непроверенных слухов. Реакция фондового рынка была чрезмерной, близкой к панической. Не напоминает ли она ситуацию 2007–2008 гг.?

А. М. – Нужно основываться на реальном положении дел и тенденциях. Банковский сектор как финансовый посредник полностью зависит от состояния экономики. Сегодня банковский сектор, вопреки снижению экономического роста, развивается по всем направлениям. Растут активы, капитал, кредитный портфель – как за счет розничных кредитов, так и за счет корпоративных, получен очень хороший финансовый результат.

При этом если в ряде стран СНГ отмечается уход иностранного капитала из банковского сектора, то в России он увеличивается. На 1 октября 2013 г. банковская система пополнилась тремя коммерческими банками со 100%-ным иностранным капиталом. В целом на 1 января 2013 г. в России работало 244 кредитных учреждения с иностранным капиталом, а сегодня – 251. Этого нельзя сказать, например, о Белоруссии, Казахстане, Украине.

Российский банковский сектор имеет достаточный запас прочности, чтобы в 2014 году не было каких-либо кризисных явлений. Конечно, многое зависит от экономики, а также от взвешенной, ответственной политики регулятора. Из-за последних событий с отзывом лицензий у крупных банков «Мастер–Банк», «Инвестбанк» и др. на рынке существенно снизился уровень доверия. Важно не допустить эффекта цепной реакции.

В. Н. – Размер фонда обязательного страхования вкладов АСВ после выплат вкладчикам банков, у которых отозвали лицензии в последнем месяце 2013 года, сократился в 2 раза (примерно до 100 млрд руб.). Ходят упорные слухи о новых банкротствах банков, в том числе и крупных. Такие кардинальные действия Банка России по расчистке системы не напугают ли вкладчиков? Не возникнет ли вновь недоверие к банковской системе?

Не целесообразней ли действовать иначе. По-моему глубокому убеждению, наша экономика при существующей налоговой нагрузке не сможет работать без зарплат в конвертах. Либо закроются сотни тысяч фирм, либо найдутся новые схемы платить зарплату в конвертах. Может быть, лучше снизить налоговую нагрузку и дать возможность предпринимателям работать честно?

А. М. – Подход должен быть системным. В то же время каждый государственный орган выполняет свою работу. Центральный банк как регулятор финансового рынка обеспечивает стабильность банковского сектора, правительство должно стимулировать бизнес, хотя пока это слабо удается.

Выполняя свои задачи, регулятор убирает с рынка недобросовестных участников, которые нарушают законы и занимаются по сути преступной деятельностью. Все банковское сообщество заинтересовано в том, чтобы таких банков не было.

Обналичивание усилило страховое покрытие, которое легло на предпринимателя. Поэтому возросло число «серых схем». Кроме того, надо учитывать коррупционную составляющую – обналичиваются в основном эти неучтенные средства. Ведь их получателям не надо, чтобы эти суммы фигурировали в каких-либо документах.

БЛОГ ГЛАВНОГО

РЕДАКТОРА

БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Мы в социальных сетях